Авторизация
Санкт-Петербург
Тайная доктрина обладающих властью. Книга, о которой все знают, но мало кто читал
Фото: Movementway, Juan Carlos Rojas / Globallookpress
Политика

Тайная доктрина обладающих властью. Книга, о которой все знают, но мало кто читал

Есть книги, которые, кажется, присутствуют во властных кабинетах в обязательном порядке. Когда-то это были многотомники "классиков марксизма-ленинизма". Теперь, увы, куда чаще, чем Библия, у людей власти на почётном месте встречается книга Никколо Макиавелли "Государь". Откуда такая любовь российских "элитариев" к трудам итальянца, жившего в далёком XVвеке?

Автор самого известного учебника для властей предержащих Никколо Макиавелли родился во Флоренции 3 мая 1469 года и прожил 58 лет, что для человека, занимавшегося "госслужбой" и политикой в кровавые времена эпохи Возрождения (когда не столько художественные шедевры создавали, сколько резали, травили и завоёвывали друг друга), можно считать долголетием. Вершиной его карьеры стал пост секретаря канцелярии Флорентийской республики, отвечавшего за дипломатические связи, – практически пост министра иностранных дел. Но был в 1512-1520 годах в его карьере перерыв, вызванный принудительной отставкой и даже арестом с допросами на дыбе. Освободившись по амнистии, Никколо удалился в деревню и именно там, в сельской тиши, написал книги, обессмертившие его имя. Самая известная из них носит название "Государь".

Злодейство обладает величием

Книгу эту и сегодня одни считают практическим руководством по захвату и удержанию власти, другие – апофеозом цинизма и жестокой практичности, несовместимой с христианскими и просто человеческими принципами. Кто прав? Как ни странно, и те, и другие.

Дитя своей эпохи, Макиавелли считал смыслом и целью власти – само достижение и обладание властью, а главным достоинством государя – умение её удержать и расширить, применяя любые доступные методы. Ибо "Власть – есть возможность ни в чём себе не отказывать". При этом, по его мнению,

правление, главным образом, заключается в том, чтобы твои подданные не могли и не желали причинить тебе вред. А это достигается тогда, когда ты лишишь их любой возможности как-нибудь тебе навредить или осыплешь их такими милостями, что с их стороны будет неразумием желать перемены участи. 

Поскольку с "осыпанием милостями" у государей всегда проблемы, предпочтительным является управление через страх, ибо "Люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх".

Люди же (народ), в понимании Макиавелли, заведомо злы, изменчивы и непорядочны: "Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость". И именно исходя из этого к ним отношения должен подчинять их своей воле государь, используя для этого любые методы, пусть даже противоположные христианской морали.

Люди не умеют быть ни достойно преступными, ни совершенно хорошими; злодейство обладает известным величием или является в какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться,

утверждал Макиавелли.

Обладающий же таким "величием злодейства" сильный человек может и должен стремиться к обладанию властью и удержанию её любыми средствами. "Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности". Это единственная возможность сохранить власть и уцелеть самому, поскольку "Человеку, который желает при всех обстоятельствах пребывать добродетельным, остаётся лишь гибнуть среди множества тех, кто недобродетелен".

Принципиальный отказ от использования власти для делания добра, если только благодеяния народу не делаются ради, как сказали бы сегодня, "политического пиара", – ключевая мысль Макиавелли в том, что касается основы властвования.  

Власть, основанная на любви народа к диктатору, – слабая власть, ибо зависит от народа, власть, основанная на страхе народа перед диктатором, – сильная власть, ибо зависит только от самого диктатора.

Надо ли удивляться, что огромное число властолюбцев последующих веков нашли в данных подходах не только технологию удержания власти, но и своего рода самооправдание по известному принципу "это не я плохой, это время такое"?

Нам вождя недоставало…

Был ли Макиавелли таким уж откровенным циником, поучающим тиранов тому, как им способнее захватить и удержать власть? Вовсе нет. В других его трудах – "История Флоренции" и "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" он выглядит скорее республиканцем. Так в чём же дело? А дело в том, что книга "Государь" написана им, как сказали бы теперь, – аналитиком и политологом, с вполне конкретной целью и для вполне конкретного лица. Откуда и проистекают стиль и аргументация.

Будучи патриотом Италии, разорванной волею судеб и честолюбием государей на королевства, герцогства и торговые города-республики, он страстно мечтал об объединении своей Родины. Пусть даже под рукой жестокого и беспринципного, но умного тирана. Эпоха, которую у нас идеализируют под именем Ренессанса, была временем поистине жутким: ситуативные союзы, интриги, предательство как норма, перевороты, измены и грабежи наёмных войск… Богатые города-государства Италии то и дело попадали под чьё-нибудь иноземное владычество: Франция, Испания и Священная Римская империя грызлись за жирный итальянский кусок, подобно волкам.

Макиавелли считал, что, чем враждующие мелкие правители, уж лучше пусть будет сильный, пусть даже лишённый совести государь во главе единой страны. Италия буквально умывалась кровью, и потому её объединение под властью циничного тирана Макиавелли полагал наименьшим из зол.

"Государь" официально посвящён Макиавелли Лоренцо Медичи по прозвищу Великолепный, флорентийскому правителю. Однако есть версия, что Макиавелли при этом имел в виду совсем другого государя – герцога Чезаре Борджиа, сына Папы Римского Александра VI.

Столкнувшись с Чезаре в качестве посланника Флорентийской республики, Макиавелли был восхищён его потенциалом властителя, умением управлять и добиваться своего любыми, самыми беззастенчивыми методами, сочетая "силу льва и хитрость лисы". Макиавелли писал:

Борджиа обладает одним из самых важных атрибутов великого человека: он умелый авантюрист и знает, как использовать выпавший ему шанс с наибольшей для себя выгодой.

Государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое – не может.

Право же, странно было ожидать, чтобы инструкция, вдохновлённая тираном-честолюбцем, использовала некие возвышенные мотивации о любви, долге и служении Богу и народу. Даже пытаясь сподвигнуть государя к чему-то доброму, Макиавелли приходилось маскировать это его же корыстным интересом: "Лучшая крепость та, что построена на любви народа", притом что "Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими".

Современный "макиавеллизм" в политике

В чём же причина запредельной популярности книги "Государь" у нынешних людей власти? Увы, мне кажется, объясняется это прежде всего близостью их духовной сущности и нравственного уровня к тому самому Чезаре Борджиа, торговавшему церковными должностями, мастеру предательства и человеку в высшей степени безнравственному. Однако аппетиты современных властолюбцев не подкрепляются, как правило, его способностями и волей. Потому, прочитав "Государя", они пребывают в убеждении, что обрели некие секретные технологии, открывающие доступ к "успешности" и "кормлению от должности", что, собственно, и является их целью.

Власть воспринимается ими не как служение или долг, а как выигрышный лотерейный билет, которым надо как можно более выгодно для себя, любимого, воспользоваться. Поэтому всё написанное в"Государе" понимается ими буквально и буквально реализуется. Оглянитесь вокруг и приложите к действиям "элит" макиавеллиевские цитаты – всё более чем узнаваемо.

Чтобы меньше вреда приносили обиды – их наносят много и часто. Благодетельность становится эффективной долгие лета, если её растянуть по времени и в пространстве.

Гораздо вернее внушить страх, чем быть любимым. 

Дела, неугодные подданным, государи должны возлагать на других, а угодные – исполнять сами.

Узнаваемо, не правда ли? Словно про наше время написано. А уж макиавеллиевский принцип подбора кадров не из безупречно достойных людей, а напротив, из таких, на ком есть "крючки", дёргая за которые ими можно манипулировать, – это и вовсе "альфа и омега" современной кадровой политики.

Макиавелли, кстати, прекрасно это понимал и именно поэтому с горечью писал: "После смерти я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населён одними нищими, монахами и апостолами". Про депутатов, президентов, губернаторов и олигархов он просто ещё не знал, а то бы список этот был изрядно дополнен…

Управлять или властвовать?

Возможно ли, в принципе, в наши дни и в нашей стране властвовать и управлять по Макиавелли? Властвовать – наверно, да. Управлять же – нет. По крайней мере – в нашей Русской цивилизации. В Православии власть изначально воспринималась не "подарком судьбы", с которым делай что хочешь, а весьма сложным и ко многому обязывающим служением.

Помните евангельскую притчу про трёх рабов, которым хозяин, уходя, оставил на хранение по таланту серебра? По возвращении его выяснилось, что один на свой талант приобрёл десять, а другой – пять талантов. Третий же хранил порученное богатство, зарыв в землю, и был за это наказан, хотя, вроде бы, сохранил и не прогулял. Почему? Да потому, что талант серебра открывал перед ним возможности, а он ими не воспользовался. Притча, естественно, не о приумножении богатства, а о том, что каждому из нас Бог даёт некий дар – одному силу, другому ум, третьему способности, четвёртому власть… И спрос конечный с человека будет в том числе за то, как он этим даром воспользовался. К власти это относится в полной мере – пожалуй, даже больше, чем к остальному. Потому что от обладающего властью зависит, будет ли возможность реализовать свой дар у других.

Поэтому те, кто читают Макиавелли, принимая его советы буквально и воспользовавшись ими, пытаясь обладать "властью ради власти", никогда не будут восприниматься властью легитимной в народном понимании. В глазах народа они всегда будут проходимцами и временщиками. Потому что в нашей культуре "уПРАВлять" – от слова "ПРАВДА".

Ибо в русской и западной культурных традициях ответ на заданный две тысячи лет назад вопрос "Что есть истина?" принципиально разный. В Западной цивилизации истинно то, что приносит практический результат (пользу, выгоду, достижение цели). В Русской – истинно то, что соответствует Правде Божьей. На этом вся культура и ментальность наша заложена, даже у самых махровых атеистов.

Простим старину Макиавелли, который этого не понимал. А читать его будем, конечно. Хотя бы для того, чтобы чётко понимать, где проходит граница между УПРАВЛЕНИЕМ и ВЛАСТВОВАНИЕМ.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Читайте также:

Власть, разбавленная пивом: как алкоголь управлял Осетией "Наденьте шляпу Макиавелли". Эксперт из США задал неудобные вопросы по MH17 Книга — основа просвещения нации
Загрузка...
Загрузка...