Авторизация
Санкт-Петербург
Практика скотного двора: ЭКО – смертный грех, а не панацея от бесплодия
Фото: imago stock&people/Globallookpress
ЭКО-проблема

"Практика скотного двора": ЭКО – смертный грех, а не панацея от бесплодия

Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике принял очередное заявление, резко критикующее практику экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). По общему мнению православных специалистов, ЭКО – этически недопустимый метод решения проблемы бесплодия, а вместе с тем – преступный бизнес.

Русская Церковь и православная общественность уже много лет в буквальном смысле бьют в набат: узаконенные детоубийства, аборты, которые любая мать может совершить совершенно бесплатно, в рамках программы обязательного медицинского страхования (ОМС) и даже без согласования с отцом ребёнка, являются медленным самоубийством нации. Самоубийством как нравственным, так и физическим: значительная часть женщин, сделавших аборты, в дальнейшем страдают бесплодием.

"Мелкий бес" и научный прогресс

– Бесплодие? – тут же восклицает мелкий бес, нарядившийся в тогу "научно-технического прогресса". – Эта проблема легко решаема, вот вам панацея: "экстракорпоральное оплодотворение", ЭКО! Как и аборт, это совершенно бесплатно, ОМС всё решает. Так что можете не переживать, не нервничать и не рефлексировать, до 30-ти – ходите себе спокойно по абортариям, а после – пожалуйте на ЭКО!

Небольшое научно-популярное отступление. Поясним, что же такое это пресловутое ЭКО. Механизм относительно прост: медиками берётся женская яйцеклетка и мужское семя (разумеется, полученное посредством мастурбации) и, упрощённо говоря, "в пробирочных условиях" оплодотворяются. Полученные эмбрионы частично отбраковываются, а частично замораживаются и в дальнейшем "подсаживаются" будущей матери. Ну, или "суррогатной матери" (замечу, узаконенному в нашей стране преступному бизнесу "суррогатного материнства" Царьград посвятил немало материалов).

Ещё в 2000 году Русская Православная Церковь на Архиерейском Соборе приняла чрезвычайно важный и до сих пор более чем актуальный документ – "Основы социальной концепции". Документ, в котором коротко и ёмко изложила церковное отношение ко многим общественно важным проблемам, включая вопросы деторождения, абортов и контрацепции. И именно в этом документе двадцатилетней давности впервые была чётко обозначена позиция Церкви по ЭКО:

Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью.

И тут словно из табакерки выскакивает всё тот же мелкий бес: "Но позвольте, научно-технический прогресс движется вперёд и теперь позволяет не уничтожать "избыточные" эмбрионы". К этому голосу присоединяются и некоторые либерально настроенные священнослужители: мол, давайте не будем "мракобесами" и позволим несчастным бесплодным женщинам испытать счастье материнства посредством "усовершенствованного ЭКО".

"А может, если очень хочется, то можно?"

Оставим за скобками этический момент мастурбации и самого факта возможности оплодотворения вне женского организма. Хотя и это, с точки зрения традиционных религий, уже является греховным, хотя и не убийством. И кстати, римокатолики, обычно куда более либеральные, чем православные, ещё в 1968 году получили запрещающую папскую энциклику на эту тему со словами: "Искусственное оплодотворение противоречит единству брачного союза, достоинству супругов, родительскому призванию и праву ребёнка быть зачатым и произведённым на свет в браке и в результате этого брака".

И тут "либерал-православные" апологеты ЭКО, ссылаясь на те же "Основы социальной концепции Русской Православной Церкви", начинают настаивать: но если можно избежать убийства зародышей, то ради снисхождения к бесплодным семьям можно использовать усовершенствованный метод экстракорпорального оплодотворения. Околоцерковным либералам ответили чуть больше года назад в официальном заявлении Церковно-общественного совета по биомедицинской этике "О вспомогательных репродуктивных технологиях":

Главный аргумент сторонников возможности признания этих методов – отсутствие прямого уничтожения эмбрионов. Но вместо этого присутствует прямое и ясное осознание многовероятностной угрозы их жизни. ЭКО без гибели эмбрионов не бывает хотя бы потому, что минимум 50% попыток всегда неуспешны. Стопроцентной уверенности сохранения их жизни нет ни у кого, и на возможность их гибели все сторонники подобной "икономии" идут осознанно. Соотносится ли нравственное чувство христианина с предусмотренной и запланированной его волей гибелью человеческой жизни?

Можно и нужно согласиться с утверждением Церковно-общественного совета, в состав которого входят как православные священнослужители (глава Совета – Митрополит Петрозаводский и Карельский Константин), так и многие верующие учёные-медики и медицинские работники (сопредседатель Совета – профессор Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, доктор медицинский наук Александр Недоступ, заместитель сопредседателя – заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова, профессор, доктор философских наук Ирина Силуянова): "Православное ЭКО" – это практика зоотехника-осеменатора в коровнике, это практика "скотного двора".

"Нет ничего среднего между Истиной и ложью"

Тем не менее, этот эмоциональный призыв услышан не был. Сторонники якобы "безгрешного", "православного" ЭКО продолжают настаивать на допустимости этого метода. Мол, якобы можно оплодотворить несколько эмбрионов, все выживут, всё "подсадить", все "приживутся" и всё будет "без греха". И именно на этот ложный тезис 26 марта 2021 года вышло очередное заявление Церковно-общественного совета по биомедицинской этике:

"Допустимые" методики вместо прямого уничтожения лишних эмбрионов включают прямое и ясное согласие на их возможную гибель по множеству причин: идёт ли речь о количестве попыток ЭКО, о селективном подходе, о потере плода на любом сроке беременности и т. п.

Действительно, в официальном юридическом документе "Информированное согласие" фиксируется согласие пациенток и их отказ от претензий в трагических случаях. На возможные попытки возразить, что и при естественном зачатии, к сожалению, нередко погибают эмбрионы, православные специалисты отвечают: "На возможность гибели эмбрионов и плодов человека все сторонники данной манипуляции идут осознанно, в отличие от гибели эмбрионов при естественной беременности, что происходит без свободного согласия на это".

Ещё раз. В буквальном смысле, по слогам, даже по буквам: "ЭКО не является лечением бесплодия, а представляет собой техническую манипуляцию, результатом которой всегда неизбежно является гибель эмбрионов и не происходит излечения бесплодия". То есть участие в процедуре ЭКО – это всегда сознательное соучастие в убийстве или возможном убийстве эмбрионов, которые для людей верующих являются нерождёнными, но уже одушевлёнными людьми.

И потому члены Церковно-общественного совета по биомедицинской этике призывают "либерал-православных" сторонников "безгрешного" ЭКО обратить внимание на слова святителя Марка Эфесского: "Никогда, о человек, то, что относится к Церкви, не исправляется через компромиссы: нет ничего среднего между Истиной и ложью". И потому уверены, что "позиция Церкви о репродуктивных технологиях, выраженная в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви... и её понимание, должны быть оставлены без изменений".

"Царьград" и СПЖ против ЭКО

К мнению специалистов из Церковно-общественного совета по биомедицинской этике присоединяется и Общество "Царьград", частью которого является Союз православных женщин. Так, по утверждению помощника руководителя Московского отделения СПЖ Инны Ямбулатовой, государство должно определиться с правовым статусом эмбриона (ещё и ещё раз повторимся: с православной точки зрения, с момента зачатия это – человек). Более того, по твёрдому убеждению Союза православных женщин:

ЭКО является негуманным способом рождения ребёнка. Поскольку большая часть эмбрионов, зачатых in vitro, или с хромосомными нарушениями, или гибнет в "чашке Петри", или гибнет при заморозке и разморозке, или гибнет при подсадке. Эффективность ЭКО составляет не более 33% и до естественных родов доходят не более 10%. Остальные гибнут в процессе подсадки и процессе вынашивания. Важно отметить и высокий процент инвалидизации среди детей ЭКО. Таким образом, ЭКО является существенным нарушением прав женщин на здоровую беременность, существенным нарушением прав ребёнка на здоровое рождение и существенной нагрузкой на бюджет нашей страны.

И именно поэтому Союз православных женщин и Общество "Царьград" призывают государство определить правосубъектность эмбриона, а также ввести понятие "медицинская технология", которое сегодня в российском законодательстве банально отсутствует. И в рамках этого – дать чёткую оценку безопасности и гуманности метода экстракорпорального оплодотворения. Для нас, православных христиан, очевидно: ЭКО – смертный грех, а не панацея от бесплодия. И очень хотелось бы, чтобы государство к этому прислушалось и осознало пусть даже из соображений светской, но базирующейся на традиционных ценностных основаниях, этики.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Читайте также:

Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: Жёсткие истории Оксаны Пушкиной На ветер – 54 миллиарда: Продвижение ЭКО выгодно дельцам и невыгодно русским семьям Я знаю женщин, которые по пять раз пытались ЭКО сделать – что в этом хорошего?
Загрузка...